Альпинистский опыт военного топографа А.В.Пастухова



Альпинистский опыт военного топографа А.В.Пастухова

Материал нашел и подготовил к публикации Григорий Лучанский

Источник: Святослав Владимирович Чумаков. Приют Пастухова. Москва, «Физкультура и спорт». 1977 г.

 

Проблемы работы военных топографов 

…Работу Пастухова в Тифлисе оценили высоко. Это было приятно, хотя сам он чувствовал неудовлетворенность. Ведь на его плане пока оставалось белое пятно — Шахдаг, которое заполнять придется кому-то другому. Правда, по возвращении он выяснил, что пока никому из топографов не удалось подняться выше трех с половиной тысяч метров. Никто из двенадцати еще не научился брать снежные вершины. Главное, не было нужного снаряжения. Все как на диво ходили смотреть на нехитрое изделие того же Голомбиевского: некое подобие сандалий из сыромятной кожи, из подошв которых торчали острия гвоздей. Это были «кошки» — грубое подобие того, что уже использовалось альпинистами других стран чуть ли не с XVIII века. Их следовало привязывать к сапогам, чтобы не скользить по льду. Мастеровой команде было дано задание обеспечить «кошками» к следующему сезону топографов и казаков.

Расходы на альпийские башмаки сметой военного казначейства предусмотрены не были. Отделу было отказано также в просьбе закупить в Швейцарии партию ледорубов. По мнению Главного штаба, их успешно могли заменить саперные лопатки и солдатские штыки, насаженные на палки. На просьбу же выписать из какого-либо зарубежного альпийского клуба опытных инструкторов для обучения военных топографов основам альпинизма последовал ответ: «Храбрые русские воины за время кавказской кампании делом доказали, что им не страшны горы. Что же касается инструкторов, то из-за рубежа их выписывать нет никакого резону, так как в Тифлисе имеется свой альпийский клуб, в котором и должно искать людей, имеющих опыт хождения по горам».

 

Снаряжение и проводники в Альпах 

…Альпинистам требовалось снаряжение. Спрос рождал предложение.  Появилось  множество  конструкций ледорубов, альпенштоки, канаты, главным достоинством которых,   разумеется,     считались    легкость   и   прочность, подкованные острыми гвоздями башмаки для движения в ледниках,  мягкие  башмаки  для лазания  по  скалам, «кошки». Огромные заплечные мешки, в которые тщательно паковалось необходимое в горах снаряжение, наши  соотечественники  первое  время   на   русский   манер называли котомками, но потом в русский язык вошло немецкое слово  «рюкзак».  Появилась специальная одежда — легкая, теплая, не стеснявшая движений и непромокаемая. Ночь зарубежные путешественники проводили в спальных мешках. От снега и ветра их укрывали палатки, для которых стойками служили два альпенштока. По имени   изобретателя   их   называли  «палатками Муммери».  Головы альпинистов  в то  время  украшали широкополые шляпы, которые прикрывали лицо от обжигающего горного солнца,  предохраняли от дождя  и снега.

Со временем до мелочей была отработана технология подковки ботинок, выделки канатов и способов пользования ими. Альпинисты позаимствовали у моряков правила вязки узлов, но потом возникли и свои, «альпинистские» узлы. Горький опыт погибших на Монблане, Маттергорне, Юнгфрау учил ходить в связках. Каждый альпинист имел при себе минимум приборов: анероид для определения высоты, термометр, компас. Чтение карт и пользование компасом входило в программу обучения на курсах проводников в Альпах.

Проводник. Эта профессия тоже родилась в Альпах. Знаменитые проводники стали славой и гордостью Швейцарии. Они были не менее популярны, чем первовосходители. Проводник Христиан Альмер за свою жизнь совершил 70 первовосхождений, передал свою профессию сыновьям  и внукам. Другой проводник, Жан  Каррель, совершил 14 первовосхождений. В пятнадцатый раз он повел экспедицию в шестидесятидвухлетнем возрасте. Целью был Маттергорн. Жестокая буря застала альпинистов на склоне. Они держались до тех пор, пока не кончился провиант. И тогда в шторм и метель Каррель повел своих спутников вниз. Он выполнил свой долг, довел партию до безопасного места, но сам упал и тут же скончался...

В Альпах все ближе и ближе к вершинам стали строиться отели и туристские хижины. Это облегчало участь туристов и огорчало любителей острых ощущений и громкой славы первопроходцев.

 

Михаил Казимирович Голомбиевский

Михаил Казимирович Голомбиевский уже пытался подняться на Эльбрус в 1887 году. Но снежная буря отбросила отряд вниз. Теперь он собирался повторить штурм.

 

Горный опыт Пастухова

А Андрея кольнуло недоброе предчувствие: неужто с ним повторится все, что пришлось пережить его товарищу и в прошлом, и в  позапрошлом году?

Вскоре начался ливень с градом. Потом стала сыпать мелкая крупа. Температура опустилась до нуля. А ведь всего пару часов назад они карабкались по каменистым осыпям, обливаясь потом. Термометр показывал плюс тридцать пять. Но казаков непогода не волновала. Они успели соорудить импровизированный шалаш из бурок, разожгли переносную печку, поставили греться чайник с какао, а сами сгрудились вокруг камелька. Эта печка, между прочим, тоже очень красноречиво говорила о том, что Пастухов уже не новичок в горах. Он приобрел ее в Тифлисе специально для высокогорья, памятуя о разъяснениях доктора Вермишева о горной болезни  и путях  борьбы с нею.  Лишняя тяжесть, но зато горячая пища на любой высоте. 

 

Оценка труда и личности А.В.Пастухова

…23 сентября правителю дел Кавказского отдела русского географического общества Д. Д. Пагиреву, известному краеведу, пришлось браться за перо. Одной из печальных обязанностей правителя дел было сочинение некрологов. В его строчках — оценка труда и личности, сжатое изложение всего, за что ценили современники Андрея Васильевича Пастухова. Вот оно, свидетельство современников:

«На топографических съемках и полюбил Андрей Васильевич снеговые вершины Кавказа, может быть, как контраст тем беспредельным степям, в которых вырос. В 1887 году он посетил верховья реки Шаро-Аргуна и вершины Диах-Корта и Качу в самых высших частях Андийского хребта, достиг здесь высоты в 14 тысяч футов; в 1889 году взобрался на Казбек, а в 1890 году на Эльбрус и многие ледники и вершины Сванетии, причем произвел съемку Ушбы со всеми ее глетчерами. В 1891 году он использовал съемку верховий Риона и Ардона и взошел на Карагомский ледник и вершину Халацы; в 1892 году посетил высочайшие селения Кавказа и побывал на вершине Шахдаг, в 1893 году совершил восхождения на большой и малый Арарат и Алагез, в 1892 году вторично на Большой Арарат и в 1896 году вновь на Эльбрус. Он был первым русским неутомимым кавказским альпинистом. Можно перечислить много русских, взбиравшихся на вершины Кавказа ранее Пастухова, но все они ограничивались восхождениями на какую-нибудь одну, много две-три вершины, причем у некоторых восхождения эти были, так сказать, случайными событиями в жизни. Пастухов же не оставил непосещенным почти ни одного из высочайших пиков Кавказа, на некоторые он взбирался по нескольку раз, и восхождения стали как бы целью его жизни. Таким образом, среди русских кавказских альпинистов Андрей Васильевич был действительно крупной величиной.

Но и среди неутомимых кавказских альпинистов-иностранцев Пастухов также занимал далеко не последнее место. От этих любителей-иностранцев Пастухов отличался тем, что, в то время как они перед восхождениями на горы Кавказа подвергали себя более или менее продолжительным тренировкам, взбираясь на более доступные вершины Европы, а затем уже шли на Эльбрус, Казбек, Арарат в сопровождении опытнейших швейцарских гидов, во всеоружии всех приспособлений, выработанных вековой практикой, Пастухов взбирался на эти высоты почти безо всяких приспособлений и приготовлений. Говоря просто: как был, так и шел...

Но восходил он на вершины не только как поклонник природы и любитель сильных ощущений: произведя топографические съемки вершины, устанавливал на них термометры, делая наблюдения над ледниками. Андрей Васильевич внес известный вклад в науку кавказоведения, притом совершенно бескорыстно, так как все восхождения он совершал на собственные средства и субсидий на них не получал.

Знавший его близко, я не удивляюсь, что последним его желанием было быть погребенным на вершине Машука. На высях он жил, в их недрах должен уснуть навеки».

По сей день на Машуке стоит обращенный к Эльбрусу обелиск с лаконичной надписью:

Военный топограф А. В. Пастухов

Казбек — 1889

Эльбрус — 1890, 1896

Арарат —  1893

 



Экспедиция на Эльбрус




Вершина горы Шах-даг. Рисунок Пастухова

 


Вид Казбека с западной стороны и путь, по которому поднимался А.В.Пастухов

 


План вершины горы Алагез, составленный Пастуховым


Возврат к списку



Пишите нам:
aerogeol@yandex.ru, cess@aerogeologia.ru